Полная версия сайта

Оренбургский государственный областной театр музыкальной комедии

83 театральный сезон

"Чёрт распутал!", Евгения Павлова "Вечерний Оренбург" №9 от 05.03.2009

05.05.2016

Мы вам говорили, что оперетта грустить не умеет? А сегодня продолжим: и нам не даст! Последние сомнения исчезли без следа на премьерном спектакле «Ночь перед Рождеством» областного театра музыкальной комедии. Правда, это оказалась не оперетта, а ближайшая её родственница - народная опера, но авторы не вызывали сомнений, что получится фолк так фолк! Гоголь Николай Васильич… Что тут скажешь. Как рассмешил до колик наборщиков, верставших буква к букве ещё не бывшие книгой «Вечера на хуторе близ Диканьки», так и продолжает не первый уже век, держа перед нами своё чистейшей шлифовки зеркало. Время назвать классиком автора музыки Виктора Плешака, быть может, ещё и не пришло, но в родственности этих душ мы имели случаи удостовериться. Вспомните поставленную на нашей сцене «Шальную масть» (литературная основа - гоголевский «Ревизор») или, если посчастливилось видеть по ТВ, «Комедию строгого режима» по мотивам «Зоны» Сергея Довлатова. Уже одно это способно убедить: в композиторском даре В. Плешака юмор, сарказм – весьма существенная составляющая. Впрочем, хватит умничать: занавес «пошёл», и вы не прогадаете, если простодушно отдадитесь звенящей волне народного праздника с его песнями, пляской, розыгрышами, шутками-прибаутками. Даже сколько-нибудь искушённым в тайне рождения спектакля хочется минутами усомниться, что эта весёлая, яркая карусель запущена усилиями постановочной группы, а не занялась сама собою. (Вот это, видимо, и есть высшая ступень профессионализма!)
Итак, Диканька с белыми изукрашенными домиками. Её построил на сцене заслуженный художник Украины Станислав Зайцев такой, какой мы хотели бы её видеть, где вполне уместны и рождественские песнопения, и задиристые колядки. В музыке Виктора Плешака нет противопоставления «неба» «земле»: ведь в нормальном человеке они вполне уживаются. Современные же ритмы, интонации, органично вплетённые в фолк-основу, окончательно убеждают: мы – дома! А что жизнь в этом доме талантлива, неисчерпаемо богата и не обманет надежд – это запишем на счёт мастерства и вдохновения дирижёра Руслана Козовчинского.
Балетмейстер заслуженный артист России Сергей Тишков принял как должное: в рождественскую ночь не грех повеселиться и людям, и нечистой силе. Черти водят в Диканьке свои хороводы, удивляя нас ужимками и прыжками замысловатых балетных «па» и чертовски занятной пластикой. Что черти! Дьявольски аппетитны (и совсем не в гастрономическом смысле) «вареники», собственноручно приготовляемые могучим Пацюком (Юрий Боровиков). В исполнении юных танцовщиц этот эпизод – отнюдь не дежурный «вставной» номер, но одна из кульминаций широко расплескавшегося праздника. К слову сказать: спектакль – это разнообразный танцевальный марафон – есть ещё весь такой напудренный, элегантный и очень красивый… менуэт? (простите нашу неуверенность) на приёме у Екатерины II. И вот здесь, видимо, уместно сказать: хороши костюмы Светланы Ныч! Они делают лицо каждого персонажа точными, выразительными штрихами и составляют радующую глаз мозаику целого. Простота и доверчивая открытость Диканьки контрастирует с изящной величавостью дворцовых анфилад, контрастируют, но не уязвляют друг друга – это уже «браво!» Станиславу Зайцеву.
Однако всё описанное существует для того, чтобы на сцену ступил его величество Актёр. И он ступил…
Не первый раз молодёжь (выпускники и ещё студенты института искусств имени Л. и М. Ростроповичей) выходят к рампе вместе с мастерами сцены. Союз этот плодотворен, что в «Вечерах…» проявилось с особой силой. Посмотрите на народного артиста России Александра Пащенко (Чуб), заслуженных артистов России Владимира Левашова (Голова), Александра Лазутина (Дьяк) и Анну Леонову (Переперчиха), на Станислава Кульгу (Кум) – они играют с упоением, безудержно расточая мастерство, находя неожиданные краски на своей актёрской палитре.
Александр Пащенко сумел создать настоящую арию из одного только слова-имени: «Соло-о-ха»! Чего только не вместила она – трепет молодой страсти, восторг, изумление, даже гнев и укоризну, и снова любовь…
А Дьяк Александра Лазутина? Целая пластическая поэма, выражающая не только любовный, а и многие другие «трепеты» страстного, но и опасливого служителя церкви.
В спектакле нет исполнителей, о которых не хотелось бы написать подробно, но уж очень хочется поскорее рассказать вам о премьере! А как не вспомнить царственную и бесконечно светскую, снисходительно мягкую и волевую императрицу Екатерину – такой сыграла её заслуженная артистка России Наталья Чепенкова. И умной, замечательно умной: актриса оценила и реализовала тонкую игру временами и смыслами, заложенную в дворцовую сцену автором либретто Олегом Ерневым. Счастливее в этом смысле Елена Клименко – ведь её Солохе роль написал сам Николай Васильевич! И молодая актриса оказалась достойной этого подарка. Мы узнали не только её знаменитую «яркую плахту с китайчатою запаскою и синюю юбку». Мы узнали и полюбили самоё Солоху, которая оказалась по-гоголевски и великолепной, и дражайшей, и несравненной…
Наконец, чертовски симпатичный Чёрт Дмитрия Гуцуляка, как франт тросточкой, помахивающий хвостом. Каждую минуту проклинаемому и призываемому родом человеческим, нелегко пришлось ему с хуторянами. Зато мы увидели его озорным и испуганным, дерзким и униженным, насмешничающим и осмеянным. И во всех ипостасях он покорял нас темпераментом, выразительной пластикой. Тот же способ, каким наш Чёрт убрался восвояси, ни в сказке сказать ни пером описать. Так что простим ему его козни – в конце концов именно он соединил Вакулу и Оксану!
И о наших героях – Вакуле Владимира Иосифиди и Оксане Светланы Алексеевой - скажем только доброе. Они вплели в этот яркий венок радость молодой, горячей любви.
Под занавес же робко намекнём театру: взывать к любимому зрителю – это не обязательно кричать во всю техническую мощь новой звуковой аппаратуры.