Полная версия сайта

Оренбургский государственный областной театр музыкальной комедии

83 театральный сезон

"Денис Радченко: В новой «Летучей мыши» оренбуржцев ждет много сюрпризов" Елена Чернова, РИА "Оренбуржье" 04.04.2017

05.04.2017

"ДЕНИС РАДЧЕНКО: В НОВОЙ «ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ» ОРЕНБУРЖЦЕВ ЖДЕТ МНОГО СЮРПРИЗОВ" Елена Чернова, РИА "Оренбуржье" 04.04.2017

Через несколько дней в Оренбургском театре музыкальной комедии состоится долгожданная премьера. Это будет новая постановка классической оперетты Иоганна Штрауса «Летучая мышь». Перед премьерой режиссер-постановщик Денис Радченко ответил на вопросы RIA56.

Премьера спектакля «Летучая мышь» состоялась в Вене 5 апреля 1874 года. Несмотря на то, что публика была довольна, истинная слава к оперетте пришла только через 20 лет, и с тех пор «Летучая мышь» не сходит с подмостков музыкальных театров мира.

В России и СССР постановочная традиция «Летучей мыши» сложилась благодаря новому тексту, написанному известным драматургом Николаем Эрдманом и поэтом Михаилом Вольпиным. Это произошло в 1947 году, после возвращения Эрдмана из ссылки в Сибирь, куда он был отправлен за «слишком вольные высказывания». Николай Эрдман – известный драматург, его пьесы «Мандат» и «Самоубийца» поставлены Мейерхольдом еще в 20-е годы. Но после возвращения из ссылки он был лишен права заниматься драматургией, но продолжал писать сценарии и тексты для музыкальных спектаклей. Так вот, текст для постановки «Летучей мыши», созданный Эрдманом и Вольпиным, по праву считается образцом жанра, несмотря на то, что не имеет ничего общего с изначальным либретто «Летучей мыши», поставленной в Вене в конце 19 века.

– Вопрос первый и самый главный – почему театр, после череды весьма удачных постановок современных спектаклей, решил вернуться к классической оперетте?

– Потому что прошел довольно долгий срок со времени последней постановки классики, это была «Сильва» Кальмана шесть лет назад. А до этого – «Марица». Такая вот регулярность получается. Классика в театре необходима, а «Летучая мышь» – это эталон оперетты, хотя по музыкальному материалу она ближе к опере, настолько она сложна. И еще потому, что это очень веселый и ироничный спектакль о нас. Мы вернулись к тексту Эрдмана и Вольпина, потому что в русском варианте ничего лучше пока не придумали. Артистам необходимо время от времени погружаться в подобный материал, участие в таких постановках говорит об их профессиональном росте.

– Даже если брать во внимание яркий текст пьесы, нельзя не признать наличие в ней некоторой архаики, которая вряд ли заинтересует современного зрителя. Были ли с Вашей стороны сокращения, изменения в тексте, в том числе и музыкальном, с целью придания спектаклю динамики?

– Принципиальных изменений я не делал, но текст, естественно, был подкорректирован, по-новому решены некоторые сцены, в первую очередь, бал у князя Орловского, из-за которого и разгорелся весь сыр-бор. В первую очередь надо задаться вопросом: почему все так стремятся на ежегодный бал в русское посольство, который устраивает князь Орловский? Да потому что это всегда роскошь, шик-блеск-красота. Это же Россия старается произвести на Европу впечатление, граничащее с шоком. Потому это не просто бал, а бал-маскарад. Все гости будут в масках, а не только Розалинда, которая в старых постановках являлась в карнавальном костюме летучей мыши одна. Это будет настоящий маскарад, и наш художник-постановщик Светлана Ныч придумала множество разнообразных масок и костюмов, в которых на бал явится весь венский бомонд.

Соответственно некоторые сокращения привели к тому, что постановка обрела необходимую динамику. В целом, спектакль будет идти не более двух с половиной часов. К слову, в классическом варианте его длительность превышает три часа. В изначальном музыкальном варианте у Штрауса имеется огромное количество музыкальных номеров, которые просто не ложатся на либретто Вольпина и Эрдмана, поэтому пришлось их купировать, несмотря на великолепие музыки.

– Еще раз возвращаюсь к тому, что музыкальный материал, пусть даже в сокращенном варианте, очень сложен. Готовы ли наши солисты принять на себя этот груз ответственности?

– Несомненно. У нас в театре работают великолепные артисты-вокалисты, которым по плечу и Штраус, и Кальман, и другая классика. Это и опытные солисты, и молодежь. Так, в партии Розалинды выступят Светлана Алексеева и Алена Алемасцева, роль её неверного супруга Генриха исполнят Павел Бедарев и Азамат Нугуманов, очаровательную служанку Адель сыграют Анастасия Горовацкая и Альбина Фроловская, Фалька – Сергей Гурьянов и Денис Дрючин, Альфреда – Александр Попов. Даже в небольших ролях на сцену выйдут ведущие артисты – Александр Лазутин, Сергей Фурсов, Виталий Саттыбаев и другие. Также в постановке задействованы студенты второго курса отделения «артист музыкального театра» института искусств им. Ростроповичей.

– А как быть с партией князя Орловского, которая изначально у Штрауса написана для женского голоса?

– Пусть это будет сюрпризом для зрителей, нельзя же раскрывать все карты! Вообще сюрпризов будет много. Искренне надеюсь, что они будут приятными.
http://ria56.ru/posts/5464565464511.htm