Полная версия сайта

Оренбургский государственный областной театр музыкальной комедии

86 театральный сезон

" www.силиконовая дура.net" Вильям Савельзон, газета "Оренбуржье", апрель 2012 г.

05.05.2016

В Оренбургском театре музыкальной комедии состоялась премьера спектакля для и о молодёжи.

Поколение – это примерно 25 лет. Два поколения назад, когда не то что нынешних молодых не было, но и их родители не были даже в проекте, в фильме «Шумный день» по пьесе Виктора Розова «В поисках радости» обаятельный мальчик Олег – Олег Табаков хватал отцовскую саблю. И в приступе ненависти к современному вещизму рубил только что доставленный из магазина предмет и символ вожделения мещанского поколения - полированную мебель. Часто думаю, а кем стал Олег сейчас? Не повторил ли он другого героя Олега Табакова Сашу Адуева из «Обыкновенной истории» по Ивану Гончарову? Может, он перебесился, погрузнел, состарился и даже, кто знает, как жизнь поворачивается, завёл магазинчик той самой полированной мебели?

Тот конфликт чистого идеалиста и мещан – не состоялся в жизни. Каков же конфликт нынешнего поколения? Вернее, конфликты, одного не бывает. Молодые, как и всё новые поколения, входящие в жизнь, не хуже и не лучше нас, старших. Они просто другие. Каждое поколение – инопланетяне для предыдущих. Разгадал ли это режиссёр-постановщик оренбургского спектакля Денис Радченко? После прогона спектакля он крикнул в микрофон в переполненный молодыми зал:

-О ком этот спектакль?

И зал ответил:

-О нас.

Спектакль в основном молодёжный, ребята играют, поют и танцуют – о себе. Пьеса Константина Рубинского и музыка Александра Пантыкина пришли к нам из и в прошлом, и сейчас одного из лучших театров музыкальной комедии в стране – Свердловского. У авторов он называется полностью и понятнее для молодых компьютерного века, как в заголовке этого материала. У нас сократили до «Силикон». Не думаю, что и то и другое очень удачно. Скорее, просто броско.

В этом спектакле основной конфликт не среди поколений, а среди самого молодого поколения. Мир сходит с ума. Тысячелетия ушли на переход от каменной иероглифики на бумажные носители. Мы не всегда осознаём, что стали очевидцами и участниками нового перехода, но теперь за одно-два десятилетия. Книги и газеты уходят в прошлое, библиотеки пустуют. Невиданные потоки электронной информации и средства их передачи давят нормальную психику.

Чтобы спастись от бессердечности, ненависти, беспричинной агрессии сверстников, может, лучше принимать своего рода наркотик, уйти в виртуальный мир, в параллельную анонимную реальность компьютера? Там уютнее и защищённее. Там ты сам организуешь видения и участвуешь в них. Так пробуют сделать Митя и Нора, современные, с поправкой на новые реалии Ромео и Джульетта, выпускники школы, сидящие рядом за партами. Она и не подозревает, что этот «ботаник» в очках и есть герой её компьютерного романа. Но жестокой реальности за самообман нужно платить. Свора сверстников, бездарные педагоги, занятые собой родители толкают на единственный выход из безвыходного положения - уход из жизни.

Каково место «Силикона»? К сожалению, о продуманной и последовательной репертуарной политике в театре музкомедии говорить трудно. «Ночь перед Рождеством» - спектакль хороший, но когда его приходится ставить чуть ли не через день знойным летом, значит, нет репертуарного баланса. Тут, хоть и не хочется хвалить, но вспомнишь обкомовские времена, тогда театр обязан был ставить что-то из классики, что-то их советской оперетты, что-то разрешалось даже из современного западного, что-то на местном материале.

И сколько было попыток как-то восполнить отсутствие в Оренбуржье театра оперы и балета: поставили оперу «Алеко» Рахманинова, был блестящий одноактный балет «Звезда Парижа» по песням Эдит Пиаф. Что имеем не храним…

  Взявшись ставить «Силикон», наш театр поступил мудро. Во-первых, молодёжь на венскую оперетту не ходит, а на это пойдёт. Живая кровь в жилах театра необходима не только на сцене в виде уже нескольких десятков молодых выпускников и студентов института искусств имени Ростроповичей, но и по ту сторону рампы – в зале. Во-вторых, театру полезно самому иной раз встряхнуться, даже рискнуть: reality-мюзикл - это сочетание оперного вокала и современных видов рока, живого оркестра и многодецибельной записи из колонок. Впервые и техническая новинка – у каждого по микрофону. Но надо ещё много учиться работать с ним, это тонкая наука.

Из актёров никого называть не буду, видел только один состав, спектакль ещё не устоялся. Но он уже и сейчас интересен. Пойдите на него, порадуйтесь новинке или поругайте её. И то и другое будет означать, что, как говорил один мой знакомый, «из жизни брато».

                                 Вильям Савельзон